Знакомство с пушкиным в детстве

Биография в датах. Пушкин

знакомство с пушкиным в детстве

Моё первое знакомство с поэтом состоялось ещё в раннем детстве, когда мама прочитала мне первую книжку. В моё сознание, как. Ни у одного русского писателя не было таких уникальных условий в детстве ( в плане знакомства с литераторами), как у юного Пушкина. Четыре. Узнать о жизни Александра Пушкина, о детстве, времени в М. Н. Макаров Александр Сергеевич Пушкин в детстве (Из записок о моем знакомстве).

А ещё у Саши была няня Арина Родионовна. В доме у них было очень много книг.

знакомство с пушкиным в детстве

Отец Саши очень любил читать и писал стихи. Саша тоже начал писать стихи очень рано — в три года. Но мы с вами знаем, что Александр Сергеевич Пушкин писал не только стихи. Он написал ещё и сказки. Сказки он любил с детства.

Арина Родионовна знала много сказок и очень хорошо их рассказывала. Арина Родионовна брала в руки вязанье, садилась, и начиналась сказка… Эти сказки маленький Саша мог слушать подолгу. Но когда он вырос, он не забыл свою няню: Когда Саше исполнилось 11 лет, его привезли учиться в Царское Село, в Лицей — школу для мальчиков. Здесь он проучился шесть лет, встретил своих будущих друзей: Ивана Пущина, Антона Дельвига. В Царском Селе Пушкин начал писать свои настоящие стихи можно продемонстрировать рисунок: Летом года вновь поступил на государственную службу в Иностранную коллегию с правом доступа в государственный архив.

Он пишет "Историю Пугачева"историческое исследование "История Петра" подготовительный текст, Последние годы жизни Пушкина прошли в тяжелой обстановке все обострявшихся отношений с царем и вражды к поэту со стороны влиятельных кругов придворной и чиновничьей аристократии. Но, несмотря на тяжелые условия, именно в эти годы им были написаны "Пиковая дама""Египетские ночи", "Капитанская дочка"поэма "Медный всадник", сказки. В конце года Пушкин получил разрешение на издание своего журнала, названного им "Современник".

Он надеялся, что журнал будет способствовать развитию русской словесности, и делал все для достижения этой цели. Художественный уровень журнала был необычайно высок, с ним сотрудничали Жуковский, Баратынский, Вяземский, Давыдов, Гоголь, Тютчев, Кольцов.

Зимой года завистники и враги Пушкина из высшей петербургской аристократии пустили в ход клевету на его жену, связывая ее имя с именем императора, а затем и с именем пользующегося расположением Николая I барона Дантеса, ухаживавшего за Натальей Николаевной. Чтобы защитить свою честь, Пушкин вызвал Дантеса на дуэль, которая состоялась 8 февраля 27 января по ст.

Поэт был смертельно ранен и через два дня 10 февраля скончался. Опасаясь демонстраций, царь приказал тайно вывезти тело Александра Пушкина из Петербурга. Гроб сопровождали жандарм и старый друг семьи поэта Александр Тургенев.

знакомство с пушкиным в детстве

Похоронен Александр Сергеевич Пушкин на кладбище Святогорского монастыря, в пяти верстах от села Михайловское. Гибель поэта стала национальной трагедией. Вклад пушкинского гения в русскую литературу поистине бесценен. Он не только поднял на недосягаемую высоту ценность простого русского слова и поэтического слога, но и явился основателем нового классического искусства, сравнимого с лучшими образцами мировой эстетики. Язык Александра Сергеевича Пушкина, сочетающий книжные нормы с живыми разговорными, до сих пор остается основой русского литературного языка.

Творческим завещанием великого поэта осталось его стихотворение "Я памятник себе воздвиг нерукотворный Произведения Александра Пушкина постоянно переиздаются, переводятся на многие языки мира, многократно экранизированы, поставлены на сценах различных театров мира. Муханова о политической газете, которую пытается издавать Пушкин, чтобы объединить вокруг себя рассеянный литературный круг и вновь получить журнальную трибуну. И здесь, в дневнике Муханова, уже ощущаются первые симптомы конфликта Пушкина с будущим его врагом — министром народного просвещения С.

В это время Пушкин уже женат. Женитьба теснее привязывает его ко двору; Наталия Николаевна появляется в Аничковом дворце на балах. Еще ранее его исторические занятия были признаны формой службы. Его опутывает сеть официальных, семейных, хозяйственных обязательств, они удерживают его в Петербурге и стесняют свободу.

В году пожалование ему камер-юнкерского звания замыкает этот круг окончательно. Все эти обстоятельства отчасти объясняют отрывочность воспоминаний о Пушкине годов.

Семейные хлопоты и заботы сужают круг его внешних связей. При дворе вокруг него образуется и новая среда. В сфере двора и большого света он попадает в фокус внимания случайно и ненадолго. Великосветские мемуары переносят центр тяжести на жизнь двора. Имя Пушкина теперь чаще можно встретить в переписке и дневниковых записях. Однако и эти скудные свидетельства дают нам несколько ценных штрихов к общей картине. Все увеличивающаяся мрачность и замкнутость, первые симптомы болезненной раздражительности, взрыв оскорбленного негодования по поводу своего камер-юнкерства, неоднократные попытки уклониться от обязательного присутствия в официальные дни.

Об этом так или иначе рассказывают Н. Смирнов, случайно попавший в Петербург В. Смирнова-Россет со слов Л. Добавим сюда растущее взаимное непонимание с читательской аудиторией.

Все это грозило стать писательской драмой и накладывало свой отпечаток на настроение и поведение Пушкина. Никитенко раскрывает нам еще одну сторону литературной биографии Пушкина в эти годы — безнадежную борьбу с николаевской цензурной политикой. Эгида императора, лично цензуровавшего его стихи начиная с года, оказалась для Пушкина тяжелой обузой, а со второй половины х годов новый министр народного просвещения С.

Уваров делает для него обязательными общие цензурные правила. Поэт оказывается под двумя цензурами. Памфлет восстанавливает против Пушкина официальные и придворные круги.

Из мемуарных источников о последнем годе Пушкина наиболее ценны воспоминания В. Ценность их в проницательности общего взгляда и точности расставленных акцентов.

Случай — его несостоявшаяся дуэль с Пушкиным по пустяковому и инспирированному светской сплетней поводу — открыл Соллогубу душевное состояние Пушкина в году; в отличие почти от всех мемуаристов, писавших о дуэли, он перенес центр тяжести на ее предысторию, уловив, что появление Дантеса было только кровавым эпилогом уже начавшейся драмы.

Пушкин. Сказки с илл. Билибина и мастеров миниатюры

Соллогуб ничего не знал о том, что в году у Пушкина намечались еще две дуэли — с Хлюстиным и князем Н. Репниным — и что причиной их было предполагаемое посягательство не на семейную честь, а на честь литератора и журналиста. Эти дуэли готовились почти в те же дни, что и дуэль с Соллогубом, — в начале февраля года. В январе года прорывается молчание мемуаристов о Пушкине.

О дуэли говорит весь Петербург, молва летит из уст в уста, припоминают жесты, движения и взгляды. Толпы народа стоят у дверей последней квартиры, где лежит умирающий, заполняют улицы, по которым должны нести гроб, собираются у церкви, где назначено отпевание. Правительство опасается беспорядков, студентам запрещено покидать занятия; срок военного смотра переносится на дни, намеченные для похорон.

Уваров отдает приказ не печатать некрологи. Февральской ночью, в снежную бурю, гроб с телом Пушкина везут в Святые Горы, Александр Тургенев с фельдъегерем сопровождают. Ранним утром 6 февраля останки Пушкина опускаются в промерзшую землю. Осипова и тригорские крестьяне, пришедшие на погребение, были последними, кто видел Пушкина в лицо. Отныне хранить его облик предстояло его собственным стихам, портретам — и человеческой памяти.

Рассказы о Пушкине шли по Петербургу, Москве, попадали в провинцию. Они вносились в дневники, распространялись в письмах. Ни один период жизни Пушкина не освещен так полно и подробно, как его предсмертные дни. Трагедия бросила яркий свет на события кануна; то, что ранее казалось незначительным, в этом свете приобрело новый и зловещий смысл.

Последовательность фактов выстраивалась задним числом. Дневниковые записи и письма о дуэли отделены от самых событий днями, в худшем случае — неделями.

Они имеют поэтому все преимущества современных свидетельств, и все же их мемуарная природа ощущается отчетливо и несомненно. Все они обращены в прошлое, хотя и недавнее, и смотрят на него сквозь призму последовавших событий. Эти события определяют угол зрения и отбор явлений. Уменьшился масштаб времени, — но вместе с ним и масштаб фактов.

Теперь всплывают детали — мелкие и мельчайшие, ускользавшие от внимания в момент наблюдения. Когда секунданты бежали по снегу к смертельно раненному Пушкину, никто не думал о том, куда пошла его пуля, не причинившая вреда противнику. Это приобрело значение позже, когда оказалось, что Дантес получил легкую контузию.

знакомство с пушкиным в детстве

Тогда стали вспоминать — и свидетельства разошлись. Их отличает и другое свойство мемуаров — концептуальный характер, субъективность. Даже самые близкие Пушкину люди не наблюдали историю дуэли с начала до конца. Пушкин сам позаботился об этом — по причинам совершенно понятным.

Более или менее разрозненные наблюдения, которыми они располагали, дополнялись другими, полученными из вторых рук, и осмысливались задним числом, получая новый контекст. Многие из прежних оценок и толкований оказывались ошибочными. Проявления ревности Пушкина, уже не сдерживаемой силой воли и воспитания, могли казаться неуместными или раздражать еще месяц назад; сейчас они представали как одно из звеньев цепи, закончившейся смертью.

Вяземский, говоривший, что он отвращает лицо от семейства Пушкиных, и Вяземский, в безудержном горе рыдавший на ступенях церкви в виду гроба Пушкина, — одно и то же лицо. Из этой среды также идут свидетельства, в которых к субъективности добавляется тенденциозность.

Все это делает анализ дуэльных материалов чрезвычайно сложной источниковедческой задачей, где историческая критика дошедших источников должна основываться на знании социальной, литературной, бытовой и даже психологической жизни эпохи в целом. Одностороннее выделение какой-либо одной из этих образующих грозит привести к полному искажению общей картины.

Достаточно поставить акцент на личных взаимоотношениях — трагедия превращается в мелодраму, и исследователь оказывается ниже современников, которые ощущали дуэль и смерть Пушкина как общественное событие.

Игнорирование бытовой стороны, психологии, реалий нередко ведет к вульгарно-социологическим построениям, за которыми исчезают и подлинная картина, и подлинный документ. Исторический анализ дуэли Пушкина был начат классической работой П. Он продолжается и по сие время, привлекая к себе внимание исследователей, литераторов, широких читательских кругов. Сразу после гибели Пушкина его ближайшие друзья поспешили опубликовать документ важного концептуального значения.

Это было хорошо известное письмо Жуковского С. Пушкину от 15 февраля года, содержащее подробности последних дней поэта. Письмо рассказывало о скорби нации и иностранных литераторов и дипломатов над смертным одром Пушкина и о прямой духовной связи царя и умирающего поэта.

Он создавал — совершенно сознательно — тот образ Пушкина, в который сам верил лишь отчасти. И ему было прекрасно известно, что по распоряжению правительства были запрещены всякие публичные выражения народной скорби, вплоть до печатных некрологов. Письмо Жуковского нередко считалось началом официозной фальсификации образа Пушкина. Но это справедливо только отчасти. Легенда Жуковского была консервативной, но не официозной, мало того — она в значительной мере официозу противостояла.

В е годы ее абстрактность и утопичность уже начинали осознаваться: Тем не менее как раз эту идею николаевское правительство не только не одобряло, но видело в ней — и не без оснований — форму оппозиции. Оно равным образом противодействовало и народному и официальному признанию Пушкина, которое разрушало установившуюся иерархию. Пушкин не был ни политиком, ни военным, ни чиновником, он не проявил себя на государственной службе.

Такова была официальная точка зрения. Следуя ей, Николай принял меры, чтобы записка его Пушкину вернулась обратно и не получила гласности: Письмо Жуковского стало голосом этой коалиции.

знакомство с пушкиным в детстве

Оно делало то, что упорно отказывалось делать правительство. Оно ставило Пушкина — символ современной литературы — под эгиду имени Николая I, заявляло об акте признания литератора наравне с государственными людьми и рассказывало о всенародном и, более того, мировом признании Пушкина.

По требованию царя важные части письма были опущены, и все же только личными связями Жуковского при дворе можно объяснить, каким образом то, что осталось, попало в печать. Эти мемуары-декларации в дальнейшем облегчили и напечатание посмертного собрания сочинений Пушкина. Но за них было заплачено дорогой ценой. По мере того как шло время и имя Пушкина утверждалось в своих правах, назначение письма Жуковского стало забываться: Теперь письмо читалось как мемуарный документ.

В этом своем качестве он был неточен, и самый облик Пушкина в нем был искажен. Консервативные черты концепции Жуковского выступили на первый план и заслонили все остальное.

Они были подхвачены в литературной борьбе, которая началась вокруг имени Пушкина сразу же после его смерти и продолжалась, меняя свои формы, в течение десятилетий. Книга, глубоко концептуальная и в глазах Гоголя даже провиденциальная, с характерным для нее укрупнением масштабов изображаемого, включала и фигуру Пушкина. Первый из русских поэтов, средоточие национальных поэтических сил — таков Пушкин в книге Гоголя.

Отсюда начинает действовать закон романтического гиперболизма, проникающий всю книгу. Очевидно легендарный характер этого рассказа ощущался даже в близком окружении Гоголя; Шевырев с удивлением спрашивал, на чем он основан.

«Детство с Пушкиным». Знакомство детей с биографией поэта.

Между тем он не стоял одиноко; в других воспоминаниях Гоголя мы тоже можем уловить следы того же метода. Судьба книги Гоголя, вызвавшей знаменитое письмо Белинского, хорошо известна, но критика, ни консервативная, ни революционно-демократическая, разбиравшая его книгу, не коснулась мемуарной ее части, — за одним исключением.

Исключением этим был барон Е. Мемуары его прошли почти незамеченными; бороться с Гоголем и одновременно с Белинским было ему не по силам. Между тем статья Розена интересна: Это были, по существу, первые по времени связные воспоминания о Пушкине-литераторе в его ближайшем окружении. Их беда была в том, что они были исторически несвоевременны. Розен не понимал того, что было понятно прежним соратникам Пушкина. Он пишет три статьи, куда вводит — очень скудно и осторожно — воспоминания о Пушкине как личности.

Пушкин в воспоминаниях современников. Том 1

Далее он умолкает и нехотя предоставляет место малоавторитетным и мелочным рассказам Макарова и Грена. Почти так же поступает и М. Тем временем в переписке друзей Пушкина возникают странные переклички-диалоги. В году Плетнев пишет Я. Гроту, что он надеется при его помощи составить записки о литературе своего времени — о Гнедиче, Пушкине, Жуковском.

С тех пор это становится одним из лейтмотивов их переписки, а тем временем и Шевырев обращается к Плетневу: Проходит три года — и Плетнев обращается с тем же настоянием к Жуковскому: Тремя годами позднее он требует такого сочинения от Вяземского: В году Погодин пишет к Чаадаеву, прося мемуаров о Пушкине. Чаадаев, согласившись было, пишет о том же Шевыреву в году. Шевырев и Киреевский убеждают Чаадаева: На друзьях Пушкина лежит обязанность спасти его жизнь от забвения8.

Никто из этого круга не написал своих воспоминаний — никто, кроме разве В. Но ему было легче: Прежний пушкинский круг уходил с исторической авансцены, оттесняемый новым поколением, провозвестником которого был Белинский.

Литература х годов вступала в фазу медленного умирания. Симптомами его были молчание и разобщенность. Стан не был единым и раньше, но раньше не ощущалось с такой остротой внутреннее одиночество.

Единой среды не.

Жизнь и творчество А. С. Пушкина

И Плетнев, и Жуковский, и Погодин прекрасно понимали, что мемуары, написанные любым из них, могут быть только литературной историей их поколения и что эта история придет в резкое противоречие с современностью. Нужна была историческая концепция Пушкина, противостоящая новым веяниям. Разрозненный и клонящийся к упадку прежний пушкинский круг уже не в силах был породить эту концепцию.